СЕРГЕЙ МАЙОРОВ: «Сталкиваюсь с чудесами постоянно»


Эксклюзив Вокруг тв

На канале СТС в вечернем эфире – премьера телевизионного художественного фильма «Пока цветет папоротник». Продюсирует его Сергей Майоров, который играет в проекте еще и одну из ключевых ролей как актер. О том, каково было менять амплуа телеведущего, о кризисе среднего возраста и изменениях в личной жизни нам рассказал сам Майоров.

- Сергей, мы все соскучились по вашему бархатному голосу, по «Историям в деталях» и «Бабьему лету». А вы вдруг взяли и стали продюсером…

Сергей Майоров: Невозможно оставаться человеком одной краски. Целых семь лет я выдавал в эфир СТС «Истории в деталях». 365 дней в году был занят выпуском программы, которая выходила три раза в день, а еще и руководил региональными выпусками в шести крупнейших городах страны. Периодически просил тогдашнего руководителя СТС Александра Роднянского: «Ну, дайте хоть дух перевести». Он мне отвечал: «Сережа, вы наш капитал, и мы будем эксплуатировать вас по максимуму, пока не извлечем все, что сможем». В итоге к концу пятого года наступил кризис. Чтобы уйти в отпуск, я должен был заранее подготовить десятки дайджестов. Они не были точной копией друг друга: приходилось переписывать подводки, актуализировать выпуски…. Случалось, когда я в день перезаписывал по… 70 выпусков. Моя команда, наблюдая за мной, устраивала тотализатор, делала ставки: сколько он еще выдержит. На 16-й студийной записи я уже едва ворочал языком. Представьте, жить в таком режиме семь лет! А еще ты, как всякий телевизионный человек, вынужден обращать внимание на то, как выглядишь. А ты не выспался, и потому у тебя один глаз сегодня больше другого. Ты подходишь к зеркалу, видишь этот глаз, это опустившееся веко, еще одну морщину, и тебе все это, конечно, не прибавляет настроения… Поэтому, когда программа «Истории в деталях» закрылась, мы с моей подругой - продюсером Ольгой Каймаковой подумали, что нужно создавать что-то принципиально новое. Так появился независимый продюсерский центр «ИВД Продакшн». ИВД расшифровывается как «Истории в деталях». Теперь мы готовим проекты для разных каналов. Я осваиваю продюсерскую специальность. И хотя долгие годы я был не только автором и ведущим «Историй в деталях», но и руководителем программы, что обязывало меня встречаться с телевизионными боссами, вести диалог, но все же могу сказать: продюсерская работа - принципиально новое и жесткое испытание. Я до сих пор пребываю в шоке.

- Чем вас привлек проект «Пока цветет папоротник»? Почему вы настаиваете, что это не сериал, а телевизионный художественный фильм?

Сергей Майоров: Братья Евгений и Дмитрий Бедаревы (режиссер и сценарист. - Прим. ред.) намеревались сделать из этой истории полнометражный художественный фильм. Я внимательно прочитал сценарий и по обыкновению нашел массу упущенных деталей, материал, на мой взгляд, требовал более широких рамок. Делать из него прокатного «Гарри Поттера» было рискованно - а вдруг первая часть не выстрелит? Поэтому решили снимать телевизионный художественный фильм. Разница между нашим телефильмом и привычными сериалами состоит в том, что «Папоротник» невозможно смотреть, отрываясь на домашние дела: пропуская одну-другую серию ты потеряешь всю цепочку событий. А они происходят ежеминутно. Мы понимали: чтобы о нас заговорили на рынке, нужно сделать что-то, отличное от того, что зачастую идет на наших экранах. Что мы обсуждаем, приходя на работу? Новые серии «Лоста», «Шерлока», «Отчаянных домохозяек» или сериалов, которые не шли на больших каналах, которые надо было ловить в Интернете, либо по «кабелю», но которые пользовались бешеным спросом. Мы решились создать нечто подобное - продукт, сочетающий в себе и приключения, и мистику, и комедию, и романтику. Пришли с идеей к Вячеславу Муругову (генеральный директор СТС. - Прим. ред.). Он нам тут же предложил: «А почему бы вам не адаптировать «Зачарованных»?» Мы застонали: «Слава, ну дай нам сделать что-то совершенно свое, поверь в нас!» И он поверил. Мы стали снимать в обстановке строжайшей секретности. Нам никто не мешал, наоборот, коллеги на СТС давали добрые советы. В результате сняли любопытный материал, показали Муругову - ему понравилось. Народная тема, гомерический юмор, точные актерские образы, удивительная природа в кадре, музыка и песни, потрясающая работа оператора - все это срослось в бурлящую энергию, и мы поняли: все было не зря. Могу нескромно заявить, что на сегодняшний момент по масштабу замысла, качеству картинки и компьютерной графики подобных нашему проекту фильмов на отечественном рынке нет. Мы снимали на Алтае. Съемки велись с дельтапланов, парапланов, воздушных шаров, рафтов. Были и сплавы по горной Катуни, и подводные съемки, и съемки в труднодоступных высокогорных ущельях…

- Основные роли исполняют молодые неизвестные актеры...

Сергей Майоров: Поверьте, после премьеры они проснутся звездами. Главного героя играет Саша Петров - это актер, которого давно ждали. В нем есть обаяние Абдулова, интеллигентность Янковского, нерв и энергия Евгения Миронова. Это не просто красавчик, а парень, которого хочется разглядывать, за ним хочется наблюдать. Внешне обычный, невысокий, но безумно обаятельный, с выразительными глазами - такой реальный герой нашего времени, способный совершить подвиг. В фильме есть и очень известные актеры: великолепная Татьяна Орлова, легендарная Вера Кузьминична Васильева… Многие из актеров, когда получали приглашение в проект и слышали, кто продюсер, округляли глаза: «Майоров?!». Но удивление было, скорее, приятным. Узнав, что я причастен к фильму, кто-то просто дарил песни для саундтрека, как, например, мой товарищ Андрей Данилко. Или группа «Uma2rmaH»,почти за бесплатно отдавшая песню для нашего фильм, или «Город 312», специально для картины написавший две оригинальные композиции. Многие актеры тоже согласны были работать без денег. Своей подруге Татьяне Агафоновой, которую вы помните по «Интердевочке», я сказал: «Тань, много денег не заплачу - проект низкобюджетный…» Она ответила: «Тогда вообще ничего не плати. Друзья должны приходить на помощь бескорыстно». Или актер Владимир Крылов, известный по фильму «В ожидании чуда»: для него в этом фильме вообще не было роли, и он согласился сыграть безмолвного бармена. Проект мы делали с такой любовью, что, мне кажется, зритель обязательно это почувствует.

- Вы сами тоже сыграли в телефильме небольшую, но ключевую роль. Решили, наконец, вспомнить об актерском образовании?

Сергей Майоров: Я играл на преодолении, сопротивлении. У меня есть представление о себе как… о неплохом человеке. А вот у режиссера Евгения Бедарева, видимо, представление обо мне как о редкостной сволочи (смеется), потому что роль он мне дал морального урода. С моего персонажа вся история начинается, мной все и заканчивается. Я играю главного редактора газеты «Секретная правда», заставляющего главного героя сочинять в погоне за рейтингами неправду. В финале я буду раздавлен, унижен… Роль специально писалась под меня. Еще до того, как я решил стать продюсером фильма. Но ведь это не первый мой актерский опыт. Два года назад у того же Бедарева я играл в «Новогодних сватах» директора магазина «Мальвина». Меня мало кто тогда узнал - я в кадре был в усах… Друзья, когда поняли, что это я, ржали две недели… Знаете, что мне дал актерский опыт - понимание: хочешь сниматься в кино или мечтаешь о чем-то конкретном — бери процесс в свои руки и реализовывай мечту. Впрочем, не уверен, что я буду теперь постоянно сниматься, заведу себе агента и стану бегать на переговоры с режиссерами. Есть личная задача развиваться как продюсер.

- Сергей, «Пока цветет папоротник» - во многом фильм о паранормальных явлениях, чудесах. Вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным в жизни?

Сергей Майоров: Я не очень верю во все это. Верю в энергию, в Бога - у нас с ним свои разговоры и свои личные отношения. Одно я понял: не все так просто происходит в жизни, все связано, имеет смысл. И странные совпадения даются нам для того, чтобы мы поняли что-то важное. Я верю, что в мире идет борьба добра со злом, и не всегда она заканчивается с равным или справедливым счетом. Я был на Байкале, на Алтае, на Чукотке и на себе почувствовал энергию места. Если будучи на Алтае не осуществить некий языческий ритуал - сложить домик из камней и повязать ленточку на дерево (мы относились к этому поначалу как к экзотике, анекдоту), начнет происходить череда неприятностей. Испытано на себе! И мы совершали этот обряд! И все желания сбывались! Для меня Земля - живой организм. И когда она, скажем, возмущается -происходят землетрясения, она пытается нам что-то важное сказать. Так я пониманию природу мироздания.

У меня был интересный случай. В Португалии, куда мы приехали съемочной группой «Историй в деталях», я сидел на берегу океана и вдруг погрузился в странное, почти медитативное состояние. Я тогда переживал трудные времена. И вот сидел, смотрел на океан, посылал вопросы в пространство и слышал ответы… Очнулся от того, что мой продюсер Ольга Каймакова тормошила меня за плечо: «Сереж, мы всей группой за тобой наблюдаем. Ты сошел с ума?» Оказалось, что я просидел шесть часов, а мне казалось, что всего 15 минут. В такие странные состояния я впадал много раз - и на Байкале, и в Индии, и на острове Бали. И даже дома. Я живу за городом. Наш поселок находится в котловане, а кажется, будто в окружении гор. Я приезжаю поздно, сажусь на лестничную ступеньку и смотрю на небо. Оно абсолютно круглое, а звезды такие крупные… Я разговариваю с Богом, и есть полное ощущение, что он меня слушает, и я могу о чем-то его попросить, поблагодарить.

- Сережа, когда закрылись «Истории в деталях», и многие ваши коллеги не сдерживали по этому поводу радости, что вы ощущали, как жили?

Сергей Майоров: Да, помню, как один из коллег радостно говорил: «Дайте забыть его всей стране. Надоел, сил нет смотреть...» Я могу понять этого человека: более 3700 выпусков программы за семь лет эфира - надоесть может каждый. Но у нас были доли и рейтинги, которые и не снились коллегам. Выпуск «Историй», посвященный Светлане Сорокиной, имел долю в 40 процентов! 40 процентов жителей страны смотрели «Истории в деталях»! По «Историям» защищали дипломы и диссертации, журналисты учились профессии. Программа была культовой. После закрытия проекта я вроде должен был испытать облегчение: вот сейчас я наконец высплюсь, отдохну. А ничего этого не случилось. У меня момент закрытия программы совпал еще и с самым сложным для любого мужика возрастом. Стукнуло 40 лет. Кризис среднего возраста. И в этом состоянии нужно было понять, кто ты и что ты… А еще нужно было как-то удержать уникальную команду. А как удержать, если нового проекта нет?!

- Правда, что вы тогда продали свою двухкомнатную квартиру?

Сергей Майоров: А вы что думали, это слух, который я распространил в пиаровских целях? Да, это правда. Случайно признался одному журналисту, и полетело…. Терять команду не хотелось. Людям нужно было платить зарплату, снимать офис, покупать кассеты, воду, туалетную бумагу… Денег не было. Я тогда еще не был продюсером и не знал, что можно пойти в банк и попросить кредит. Мне казалось самое логичное решение — продать квартиру и перебраться за город. Что я и сделал. 12 ноября я продал квартиру, и почти сразу нас пригласили на Пятый канал делать «Дневник наблюдений». Но эта попытка создать умное телевидение накрылась медным тазом, и мы снова оказались без работы, а Пятый канал остался нам должен 15 миллионов рублей… И снова приходилось выживать. Помню, я сидел дома в совершеннейшем раздрае. Мама попросила меня подняться на чердак и найти там что-то. Я поднялся и вдруг увидел старую коробку от маминых туфель фабрики «Скороход». Открыл — а из нее, как в «Джуманджи», просто столп белой энергии! В коробке хранились фотографии актеров, которые я собирал в детстве. Я перебирал их и думал: вот с этой актрисой у меня была такая-то история, а вот с этой — такая-то… Этот человек уже умер, но о нем можно было бы рассказать то-то и то-то… Я просидел так до вечера, а потом позвонил Ольге Каймаковой и сказал: «Кажется, у нас есть идея нового проекта». Так родился цикл «Бабье лето»…

- А говорите, нет паранормального в вашей жизни…

Сергей Майоров: Ну, это не паранормальное. Просто кто-то наверху, кто нас очень хорошо знает, вовремя мне эту коробку подсунул. Кто-то эти подсказки считывает, кто-то - нет. У меня когда-то бы спор с одним очень уважаемым мною теледеятелем Владимиром Сергеевичем Ханумяном — человеком, который стоял у истоков СТС: 16 лет назад в Питере именно он нажал на кнопку и запустил в эфир этот телеканал. Мы спорили о слове «контент». Я доказывал: это содержание, а он говорил - это «фиксация эмоциональных состояний». Тогда я не соглашался, а теперь понимаю: все, что я делал на телевидении, все, что происходит сегодня, - это фиксация моих эмоциональных состояний, моих детских влюбленностей в актеров, моих первых попыток найти себя в жизни. В 1991 году я получил актерский диплом. Страна разваливалась, работы не было, и тогда я со своими подругами-сокурсницами Таней Агафоновой и Ольгой Камайковой придумал агентство «Малые звезды» и стал возить известных актеров на гастроли - чтобы дать им немного подзаработать. В эти голодные времена вместе с нами ездили Михаил Пуговкин, Николай Еременко, Галина Польских, Георгий Жженов, Наталья Варлей… Разговоры в поездах, посиделки и трансформировались в «Истории в деталях» и «Бабье лето». - Вы по-прежнему носите пестрые веселенькие рубашки? Сергей Майоров: Да, их у меня множество, я привожу их со всех концов света, и дома для них уже нет места. Времена нынче депрессивные, и рубашки порой поднимают мне и окружающим настроение.

- В вашей жизни, кроме работы, что-то еще происходит?

Сергей Майоров: Происходит старение, морщин стало больше (смеется). Путешествую много. В личной жизни наметились серьезные перемены. - Мама здорова? Сергей Майоров: Слава Богу! Она выращивает в производственных объемах удивительные огурцы. Мама вообще знает волшебные слова. К нам на дачу как-то приезжали ландшафтные дизайнеры, так после них вся земля просто сгорела, превратилась в пустыню, многолетние деревья ссохлись… Я маме говорю: «Ну все, надо выкорчевывать». Она отвечает: «Подожди». И стала с растениями разговаривать, поливать. Не поверите - засохшие туи снова позеленели, оправились. У нас сейчас, как в Африке: все зелено, и растет все, что хочешь. Я спрашиваю маму: «Как ты колдуешь?» Она отвечает: «Просто я с ними здороваюсь, говорю: «Ну как вы сегодня, детоньки, мои милые?..»

- В общем, чудеса вас сопровождают всю жизнь. А какое телечудо вы готовите для своих зрителей? Ну не верю, чтобы Сергей Майоров так увлекся продюсированием, что забыл о журналистике.

Сергей Майоров: Я готовлю документальный проект под себя как ведущего. Знаю, зритель все еще смотрит в повторах и в Интернете «Истории в деталях» и «Бабье лето». Мне это приятно, но все уже было. Надо идти дальше. Реанимации проектов не будет. Будет, скорее… продолжение. Там будет другой Майоров. А вообще, в копилке нашей продюсерской компании 12 проектов. Один - для СТС, один - для «Домашнего», три — для Украины… Из юных журналистов члены моей команды превратились в матерых волков. И все равно мне приятно, что я все еще на голову выше их, что они бегают ко мне советоваться, что я им нужен… Собственный контент, производством которого мы с друзьями занимаемся, - это наша страховка, мы всегда его можем продать, когда вдруг закончится или закроется очередной проект на очередном канале.

Беседовала / Илона Егиазарова / www.vokrug.tv


Вернуться к списку публикаций

Поделиться


Популярное

  • КОРОЛЕВСТВО МАЛОВАТО!

    Компания «Story Project» начала съемки документального фильма о звезде мировой оперы МАРИИ ГУЛЕГИНОЙ. В августе у нее будет звучный юбилей. Из всех этих лет – тридцать на сцене! Вместе с ней мы отправимся в кругосветку – от ее родной ОДЕССЫ до ее любимого НЬЮ-ЙОРКА.

  • ТАНЦЫ ДО УПАДУ

    Компания «ИВД ДОК» начинает производство амбициозного и грандиозного документального цикла с элементами саспенса и хоррора, мистики и криминала, эротики и мелодрамы. Всё, что вы хотели знать... о балете, но боялись спросить!

  • ПЕРВАЯ НА ПЕРВОМ

    «Story Project» представляет премьеру документального фильма о звезде мировой оперы Марии Гулегиной на Первом канале, 4 ноября, в 23.50.